Две Катерины

02.05.2018

Третью ночь подряд на козьей ферме «Двух Катерин» продолжаются роды.

– Сегодня еще одна родилась! – радостным голосом, хотя и измученным, говорит одна из местных хозяек, младшая из Катерин. – Ножка у козленка боком пошла – пришлось помогать.

Сидя на деревянном крыльце, она спасается от усталости бессонной ночи, проведенной в хлеву, большой чашечкой кофе. Екатерина Илькив – многодетная мать из села Оров. Это здесь, поблизости – полсотни километров в сторону Львова. Выше в горы – в Тухлю, где и расположена ферма, – Катя перебралась, уже после того, как собственный дом в родном селе сгорел дотла.

Немного ранее познакомилась с другой Екатериной.

Лисова – пенсионерка из Алчевска, Луганской области. Она похожа на типичную немецкую фермершу: короткие седые волосы, куртка цвета хаки и резиновые сапоги «в цветочек».

И в чертах лица – какое-то непреодолимое рвение.

Вместе с другими предпринимателями из местного туристического кластера две Екатерины взяли в аренду старый и заброшенный объект – 3,5 тысячи квадратных метров заброшенных лабораторий молочной продукции на двух гектарах земли.

Скоро здесь должен появиться центр бойковских хозяев: ткацкая, кузница, дом знахаря – все, что может быть интересно туристу, который транзитом через Тухлю направляется в Славское.

Сюда же переберутся обе Екатерины и их козы, которые пока живут высоко в горах. По примеру европейских ферм, будут включать козам музыку, которую любят сами – от Вивальди до Ванессы Мэй. 

На ферме кипит работа: разрушать и строить – конца-края не видно. А Екатерины уже сейчас готовят три вида сыра: белый, копченый и карпатскую брынзу.

Два года назад они сидели друг против друга в чужом доме – обе, полны собственных несчастий. Потом принялись за работу – спасать друг друга.

«Мы выхватили все жизненные экстримы, которые можно выхватить»

В Алчевске Екатерина Лисова работала заместителем директора на государственном предприятии, а впоследствии – начала собственное дело.

– Мы брали старые заброшенные фермы или склады в шахтерских городках и в самом Алчевске и обустраивали в них производственные помещения. Выращивали грибы, на 14 гектарах земли растили зелень всякую: руколу, укроп, петрушку, мяту. Сеть «Амстор» в Донецке скупала у нас все еще до того, как оно успевало вырасти, – вспоминает.

Собственным бизнесом по выращиванию экологических товаров Лисова руководила восемь лет, пока в 2010-м получила за свою работу президентский знак отличия. Убеждена – тогда на нее и обратили внимание.

Меня предупреждали: как только станешь на ноги – уничтожат. А я не верила! Это же не супер крутой бизнес, кому я могу быть интересна?

«Меня предупреждали: как только станешь на ноги – уничтожат. А я не верила! Это же не супер крутой бизнес, кому я могу быть интересна? А зря. Сначала ко мне пришли с предложением отдать 95% добровольно, а когда не согласилась – начали убеждать силой».

Женщина не вдаётся в подробности, говорит только, что через год – в 2011-м – была вынуждена написать отказ от всех своих предприятий.

– Осталась с травмой головы, инвалидностью и без копейки.

Далее были бесконечные переезды и годы, проведенные в больницах, пока наконец-то жизнь не занесла Екатерину в Оров. Да и здесь поначалу было нелегко – односельчане отнеслись к переселенке с востока страны настороженно, некоторые называли её «сепаршей», а некоторые даже ведьмой. И только младшая Екатерина, медсестра по образованию, приходила на помощь.

Катя Илькив – дважды вдова. В свои чуть за тридцать осталась одна с тремя детьми: наименьшей – пять, старшему – 15. Работала специалистом по отоплению в школе – каждое утро затемно, еще до начала уроков, прогревала помещение дровами. Получала 2000 зарплаты и еще немного – помощи как малообеспеченная. Так и сводили концы с концами. Только когда два года назад дом, в котором они с детьми жили, полностью сгорел. Остались с тем, в чем успели выбежать на улицу.

Приютила ее вместе с детьми именно переселенка.

– После пожара мы жили вместе в однокомнатном доме: дети на кровати, а мы на полу, – вспоминает Лисова. – Я тоже приехала с одним чемоданчиком, поэтому все, что у нас было, – это то, что нам принесли люди. Даже кастрюль у нас не было, ни вилок.

«После пожара мы жили вместе в однокомнатном доме: дети на кровати, а мы на полу. Все, что у нас было – это то, что нам принесли люди. Даже кастрюль у нас не было, не вилок».

Партнеры по первой идее

Илькив имела старую козочку – в этом году ей исполнилось уже 16. Зарезать рука не поднялась, поэтому женщина отдала ее новой соседке. Будто в благодарность за сохраненную жизнь, коза родила козленка. А потом – еще трех.

Так в старом тесном доме родилась бизнес-идея.

– Я тогда зашла в интернет и нашла грант для переселенцев. В 6 вечера в день дедлайна села писать бизнес-план фермы. Говорю: «Катя, берешь детей, идете в лес и гуляете там  четыре часа». За 15 мин до дедлайна таки отправила заявку. И её приняли! Приехала потом грантовая комиссия – а у нас огород зарос (я только из больницы), одна коза и козленок. Думаю – плохие наши дела.

Милости ждать не стали. Екатерины обратились к знакомым и начали сбор средств самостоятельно: кто 500 гривен дал, кто – тысячу, кто – козу в рассрочку. Сначала продавали молоко и брынзу: младшая Катерина – на рынках во Львове, Трускавце и Стрые, а старшая – через facebook-страницу. Уже через месяц за молоком их фермы очередь стояла.

– Потом прямые автобусы с Орова на Львов перестали ходить, тогда мы перешли на сыры, которые лучше хранятся, – говорит старшая из Катерин. – Начали экспериментировать с рецептами. Стояло лето, а холодильников у нас не было, и Катя придумала сыр коптить! С козьим сыром такого обычно не делают, но мы попробовали.

В конце концов, их копченый сыр признали уникальным в Украине сырные сомелье «Кумпель», пивоварни Роберта Домса и ресторации Бачевских.

– Решили, что это может быть нашей фишкой! Я написала в грантовую комиссию еще раз, рассказала, что у нас уже пятеро коз и очередь за молоком. Комиссия приехала во второй раз – и в конце концов грант мы получили. Тогда у нас появились холодильники.

Сейчас грантов у партнерш уже три, но все они – небольшие: два от Международной организации по миграции и один из YMCA (Христианская организация молодежи в Украине). На полученные средства брали мелкое оборудование.

А вот самое большое приобретение – собственный трактор – удалось купить благодаря участию в пилотном проекте Министерства соцполитики, реализуемый при поддержке Всемирного банка – «Рука допомоги». На проект Катю Илькив направили из службы соцзащиты. Это не грант, средства нужно возвращать, но хозяйки планируют выплатить их в виде налогов –проект позволяет вычесть все уплаченные за три года налоги и сборы от суммы к возврату. Если за это время Екатерины трудоустроят двух других малообеспеченных безработных, или переселенцев, получат право не возвращать финпомощь.

"Уже через месяц за молоком из их фермы стояла очередь. Теперь готовят еще и три вида сыра: белый, копченый и карпатскую брынзу".

– Девушки – молодцы: имеют общую цель. Такого запала к работе в нашем крае – единичные случаи, – говорит Иванна Ярославовна, председатель Сколевского центра занятости. Она знает все не только о каждом подопечном предпринимателе, но и обо всем бизнесе района. Здесь она и маркетинговый исследователь, и лоббист, и советчик.

 – Моя задача – сопровождать предпринимателей. С Катей Илькив мы подписали соглашение о кейс-менеджменте в рамках проекта «Рука допомоги». Поддерживаем ее, с какими бы вызовами не сталкивалась. Есть проблема с выделением земельного участка? Центр занятости помогает решить. Есть вопрос с запуском трансформаторной подстанции? Ускоряем все процессы.

Услышать о «кейс-менеджменте» от госслужащих из райцентра Сколе, это уже победа. Так можно поверить не только в успех этой конкретной фермы, но и в успех государства в целом.

Авантюрная идея – перебраться посреди зимы вместе с козами с Орова (что расположен в 20 км от международной трассы и где живет всего 900 человек) в туристической Тухле – также принадлежит госпоже Иванне.

Большие планы

– Мне, знаете, уже 60 лет, и я не могу употреблять молочку – здоровье не позволяет. Я очень выгодна для фермы, – смеется Лисова. – Хотя иногда хочется, ужасно!

Килограмм сыра продают за 400 гривен, а в тетради с предзаказа списаны две страницы – здесь и Киев, и Одесса, и Днепр. И это, говорят владелицы фермы «Двух Катерин», – только начало. Пока обе хозяйки работают как ФОПы, но как только уплаченные налоги перекроют стоимость трактора, планируют основать собственное фермерское хозяйство. Получить большие бюджетные дотации или международные гранты, можно только после изменения организационной формы.

– Прибыли как таковой пока нет. Мы едва выходим на самоокупаемость. Вкладываем в дело все, что имеем: выручка, пенсию, пособие на детей, плюс гранты, – объясняет Екатерина Лисова. – Сейчас вот договорились с департаментом сельского хозяйства Львовщины о государственной поддержке: хотим получить хотя бы 100 000 гривен. Потому что у нас даже заложить нечего – недвижимости же собственной нет.

Одна из недавних инвестиций – козел зааненской породы, которого Екатерины приобрели на ферме «Шевретт» у Бернара Виллема (известная семейная ферма бельгийца и украинцев). Эту породу белых коз считают качественной «молочной». Так понемногу и разрастаются.

В прошлом году на ферме было 9 дойных коз, в этом году – уже 15, а вместе с козлами и козлятами –28. В планах – выйти на общее поголовье в 90 коз, из которых дойных – 40.

 – Коза – это не механизм: включил, когда надо, налил молока, сколько хочешь, и выключил. Нет. Ей надо 3-4 года подрасти. И по нашим подсчетам, к 2020 году выйдем на этот показатель, – говорит уверенно Лисова. – Хотим еще кур разводить: несушек и бройлеров, утят, индеек.

– И обязательно должна играть скрипка, – добавляет младшая из Екатерин.

 

Фотографии – Татьяна Довгань

Автор: Мария Стасенко, менеджер по коммуникациям проекта "Рука допомоги" для  The Ukrainians

 


к списку новостей

партнеры проекта